Category: общество

Вошь интеллигентная. Религиовед обиженный

Недавно закончившийся III конгресс Религиоведческого общества выявил общую для российского гуманитарного научного сообщества проблему - это преобладание женщин среди исчезающего количества мужчин, и при этом их полная несамостоятельность и несамодостаточность. Женщины в вузах или в каких-нибудь научных заведениях чаще всего берут на себя роль боевых подруг при гендерных единицах противоположного пола, на которых иногда смотришь и понимаешь, что боевые подруги - это единственное, чем они могут похвастаться в жизни, в том числе и в академической.
Когда смотришь фотографии с научных мероприятий, там очень мало интересных лиц. В кадре если кто не спит и не зевает, то обязательно сидит со сведенными от скуки мышцами лица. Такие фоторепортажи мало чем отличаются от портретных галерей на церковных сайтах, повествующих о епархиальном собрании. У людей вместо лиц постные блины.
Здесь речь идет в первую очередь не о соответствии эталонам красоты, а об отсутствии вдумчивости и сложности. Люди со сложными лицами (как у Шукшина, Высоцкого, Сокурова, Невзорова) - это само по себе событие. В науке таких лиц-событий, по идее, всегда должно быть больше, чем даже в кинематографе. И тем не менее гуманитаристика в России производит только боевых подруг и их карикатурных повелителей. Попробуй этому карикатурному повелителю что-нибудь такое сказануть, и он обижается, как девушка.
Это отсутствие самодостаточности что у ученых мужей, что у таких же ученых дам является расплатой за мелкий полет мысли, любовь к сплетням и тесным мелким компаниям, когда ученый совет в полном составе перемещается на прогулочный теплоход местной речки или в баню (вместе с боевыми подругами). Какое бы мероприятие не организовывали люди мелкого стиля (междуусобный семинар или международную конференцию), они постоянно обращаются друг к другу прилюдно на "ты". Приходишь послушать доклады и чувствуешь себя, как в бане.
Что меня удивляло все три дня конгресса Религиоведческого общества - это собрание людей разного возраста, воспитания, антропологического типа, но с одинаковыми хитрыми глазками. По этому многозначительному хитрому прищуру обычно опознают себя представители вузов мелкого стиля: ПИИ, ЕУ, РХГА, Православного Свято-Тихоновского университета, Смольного института при СПбГУ.
В свою очередь, эта мелковатость происходит от ложной ориентации только на один ресурс при конструировании входных цензов: православность, диплом Тартуского университета, гендер, православность и гендер, этничность, почитание Александра Меня. В итоге нет разнообразия, нет большого стиля, нет никакого развития. Есть только обмен хитрыми взглядами и игра в секретики ученых мужей со своими (или чужими) боевыми подругами.

Вошь интеллигентная. Религиовед смотрящий

Неделю назад в Петербурге проходил III конгресс Религиоведческого общества на территории университета Герцена.
Если описывать событие одним словом, то это будет серая и тоскливая безнадежная пошлость.
Особой информационной нагрузки это мероприятие не несло, что было видно по числу зрителей в партере, количество которых совпадало с численностью заявленных докладчиков. Можно было только отследить художественные детали, как убогость мысли совпадает с убогостью экстерьера.
Странные мужички с пафосом старинных КВНщиков из клуба "Одесских джентльменов", их боевые подруги, на которых страшно смотреть даже в их нынешнем молодом возрасте (про дальнейшее же лучше вообще не думать), докладчики в рясах, привыкшие звучным голосом производить впечатление на старушек и поэтому не особо задумывающиеся о содержании доклада.
Я побывала только на одной секции, но этого было достаточно, чтобы составить впечатление о конгрессе целиком.
Секция называлась "Сакральное и профанное: новые измерения". Доклад одной преподавательницы из ТомГУ, между прочим, профессора и заведующей кафедрой истории России и методики обучения истории и обществознанию назывался завлекательно: "Православный храм в пространстве современного города: особенности взаимодействия сакрального и профанного".
Доклад начинался с упоминания "этих, в Екатеринбурге, которые бунтуют против строительства храма", потом переходил к обзору концептов храма в древности, начиная с ветхозаветных времен, а заканчивался эмоциональным негодованием по поводу всех тех же самых, "которым, видите ли, не нужен храм, они хотят в парках гулять".
Часть доклада читалась по бумажке, а часть довольно косноязычно проговаривалась в жанре стенд'апа, из чего можно было сделать вывод, что исследованиями генезиса концепции храма занимался кто-то другой (например, усердный студент(-ка)).
Если кратко, храм, где бы он ни возник, освящает город, а жителям города всегда должны быть свойственны духовные потребности (а они, нехристи, все время требуют скверы вместо храмов). В городе лучше побольше храмов, а не торговых центров для извлечения прибыли. Даже у благочестивой публики в зале эти штампы вызывали сдавленный смех.
Смысл доклада прояснился только в вопросах, когда один молодой московский коллега прямо с ходу указал профессорше на ее предвзятое отношение к сторонникам концепции комфортной городской среды и заодно спросил ее, каково отношение докладчицы к этой самой концепции этого самого комфорта. От такой наглости профессорша чуть не задохнулась и дальше внятно говорить уже не могла. Она ответила просто: "А я вообще живу за городом, в частном доме".
Насколько можно было понять из перечня докладов, уровня организации, состава участников, конгресс просто-напросто демонстрировал достижения научного хозяйства с момента отбытия от набережной Шмидта Философского парохода.
Православнутые на всю голову профессорши, жеманные девки в широких робах, испуганные КВНщники усиленно передавали приветы чекистам из далекого 1922 год, что интеллектуальный геноцид прошел не зря. Набежавшие на расчищенное место люди - без воспитания, элементарных правил поведения в публичном пространстве, знания древних языков, но при этом называющие себя учеными - это теперь и есть цвет нации, пропахших ладаном и нафталином "Красная заря".

Вошь интеллигентная. Дайте жалобную книгу

В центре Петербурга в одном старинном здании одного не очень старинного университета проходит странное научное мероприятие, больше похожее на междусобойчик. Ни одного известного специалиста среди участников, никаких табличек и указателей, ноль программок с перечнем докладов.
Публика состоит из персонажей, взволнованных непривычной для них обстановкой: зеркалами, колоннами, широкими лестницами.
У столика с бейджиками стоит невыразимо всклокоченная особа, экзальтированная общением с непривычно большим количеством людей (участников). Когда я обралась к ней с вопросом, где будет проходить секция С1, она потрясенно посмотрела на меня, как будто я предлагаю ей за одну секунду доказать теорему Пуанкаре, собрала в одну кучку все мышцы лица, как обычно актрисы в детских театрах изображают бабу-ягу, и с драматичным многословием выдавила одну простую мысль, что секция будет проходить рядом.
Захожу в пустынный зал. В партере сбоку сидит румяная девушка, рядом с ней непричесанный паренек. Именно в этот момент паренек вдруг начинает перелезать через бархатные кресла, антисанитарно закидывая ноги. Ему просто понадобилось выйти. Оказалось, что девушка сидела с грудным детем, поэтому он галантно решил не тревожить свою даму.
Паренек же выскочил из зала только для того, чтобы возбуждено метаться возле стойки с бейджиками и у всех подряд спрашивать: "В какой секции будет о. Георгий?"
Люди с дешевыми эмоциями и дешевыми манерами составляли хороший фон для этих метаний.
Вопрос: как называется это мероприятие и какой тематике оно посвящено?